Риск – лучшее средство борьбы с ночными кошмарами

Риск – лучшее средство борьбы с ночными кошмарамиВ любой момент направляться не забывать, что мир ребенка создается под влиянием ежедневных впечатлений. Восприятие ребенка резко отличается от восприятия взрослого. Он пока только выхватывает некую мозаику собственных представлений о мире, которую ему оказывает помощь вырабатывать взрослый. Ребенок лишь познает мир, исходя из этого все, что его окружает, думается ему загадочным и необъяснимым. По мере взросления человек производит своеобразные защиты, которые помогают ему совладать с чем-то неожиданным. Несложнее говоря, мы не теряемся, когда сталкиваемся с чем-то, чего не можем себе растолковать и уложить в рамки уже имеющихся у нас представлений о жизни, в силу того, что у нас в любой момент имеется в запасе хоть какое-то толкование всего нового, через призму ветхого (причем, не имеет значения верно ли оно либо нет). Свойство растолковать явления, с которыми мы сталкиваемся, дает нам чувство того, что мы обладаем обстановкой, мы держим все под контролем и совершенно верно знаем, как себя направляться новости. У ребенка же до тех пор пока таких защит нет.

То, что думается нам очевидным, ребенком может восприниматься, как что-то зловещее.
Жизнь всегда ставит его в условия, в которых ему еще не доводилось побывать, и ему, в отличие от нас, приходится идти не по уже проторенной дорожке, а всегда экспериментировать, производя стратегии поведения и собственное мироощущение, всегда рисковать. Мир ребенка наполнен тайнами. То, что думается нам очевидным, ребенком может восприниматься, как что-то зловещее, воображающее потенциальную опасность.

Джеймс. Р. Льюис: Любой момент, каждое переживание раннего детства запечатлеваются в душе ребенка. Чувство тревоги при взоре на чужое, незнакомое лицо, пугающие образы животных, которых он повстречал, и вдобавок звуки и образы познаваемого каждый день мира довольно часто преображаются в ночные кошмары.

Взрослые значительно чаще не проявляют должного интереса к детским кошмарам. В большинстве случаев, в случае если ребенок, скажем, опасается засыпать в темноте, то мы не придаем этому значения, предполагая, что со временем этот ужас пройдет сам собой. Но стоит не забывать, что ужас может трансформироваться в какую-то другую фобию, и не факт, что она не будет причинять человеку в будущем еще больше неудобств и страданий, чем боязнь темноты. Ничто, ни одно эмоциональное переживание, не исчезает бесследно.

Игорь Матюгин: Обширный "стаж работы" с детьми говорит о том, что практически все дети видят кошмарные сны, и все пробуют как-то бороться с ними. Мы узнали, что ужасные сны – это как бы «материализованный» ужас, навязчивые состояния, неудачи в жизни. Позже это становится причиной многих заболеваний нервной совокупности, сердечно-сосудистых болезней, диабета и т. д.

Упрочнениями воли ребенок может подавить собственный ужас. Но такое подавление не может никак не отразиться потом на его мироощущении. В случае если ребенок, так и не сумев совладать со своим страхом, от него, вместо того, чтобы пережить его, прочувствовать, что в действительности причин для него нет, то это может стать базой его жизненной позицией. Тогда во взрослом состоянии он, столкнувшись с трудностями (к примеру, на работе либо в общении), будет стараться убежать от своих неприятностей, а не пробовать отыскать конструктивное ответ.

Ужас темноты возможно вытеснен в сферу бессознательного, что тоже не лучший вариант. Главная единица бессознательного – аффективный комплекс. Это сцепление разнородных подробностей конкретных обстановок связанных с аффектом. Аффективный комплекс, не осознается человеком, но подспудно руководит им, диктует, как ему поступать в той либо другой ситуации, что ему ощущать и волноваться, как принимать окружающий мир и людей в нем.

Игорь Матюгин: Но дети в большинстве собственном остаются один на один со собственными кошмарными снами, им никто не оказывает помощь. Мы учим родителей не наказывать ребенка за то, что он мешает им дремать, а программировать ему добрый сон. Проснувшегося малыша необходимо нежно успокоить и, пока он не заснул, проговорить ему, допустим, установку на таковой сон: «Сейчас ты заснешь и заметишь море, нежное и теплое. Ты будешь качаться на его волнах, в твоих волосах запутается шаловливое солнце. К тебе подплывет дельфин, и вы будете играться совместно. Даже в случае если к тебе подплывет акула, не опасайся ее, дельфин тебя защитит».

Способов оказать помощь ребенку совладать с ночными кошмарами довольно много. И основное, что они не требуют громадных затрат времени. К примеру, в одном из фильмов (сейчас уже не могу отыскать в памяти, ни заглавия, ни сюжета) мне довелось заметить весьма милую сцену. Мама укладывала ребенка дремать и вместо колыбельной сказала: «спокойной ночи, плюшевый мишутка; спокойной ночи, месяц в окне; спокойной ночи, кроватка; спокойной ночи, подушка; спокойной ночи темнота; спокойной ночи, ночные шорохи и т.д.». Тем самым она создавала около ребенка субъективное чувство того, что воздух около него надёжна. Ребенок, проснувшись ночью, уже не испугается «ночных шорохов», в силу того, что, во-первых, раз мама говорит о них в таком нежном тоне, значит, они не воображают опасности, а во-вторых, раз мама вообще о них говорит, значит, они – это обычное (а не загадочное) явление – такое же обычное, как подушка, как кровать и как игрушечный мишутка.

Джеймс. Р. Льюис: Исследователи спорят о возрасте, в котором ребенок начинает волноваться ночные кошмары. Кое-какие из них уверены в том, что ребенок не испытывает их до пяти лет, другие утверждают, что они характерны и годовалым детям. Быть может, ночные кошмары появляются тогда, когда ребенок начинает волноваться страх и тревогу (к примеру, заметив драку родителей либо будучи каким-либо образом обижен). Дети испытывают большее напряжение по поводу собственных кошмаров, чем взрослые, во многом по причине того, что ограничены в собственных возможностях четко выразить то, что напугало их; так они ни при каких обстоятельствах не знают, что чудовища и домовые, которые гнались за ними и чуть не съели их, были ненастоящими. Исследователи предполагают, что в то время как ребенок достигает шести-семи лет, его свойство общаться и помощь, которую он приобретает, дают ему возможность принимать ночные кошмары как «всего лишь нехороший сон».

Основное в борьбе со ужасными снами — обучиться досматривать их до конца.
На земле нет человека, что бы не знал, что такое ужасный сон. В случае если мы не смогли обучиться бороться с ночными кошмарами в детстве, то мы обречены идти с ними рука об руку всю жизнь.

Джот Е. Мак: Кошмары появляются как реакция на обычные обстановки угрозы, которым в младенчестве человек противостоит страхом перед боязнью и незнакомыми людьми быть покинутым, в раннем детстве – страхом перед телесным наказанием, и, наконец, боязнью неудач, потери и смерти жизнеспособности в старости и зрелости… Ночные кошмары могут стать прототипным выражением той деятельности, которая характерна каждой стадии развития.

О том, как принципиально важно трудиться над кошмарами с детства, люди знали довольно много столетий назад, задолго до детской терапии и появления психоанализа. Основное в борьбе со ужасными снами, обучиться досматривать их до конца. В случае если человеку сниться кошмарный сон, необходимо попытаться не проснуться, а взглянуть опасности прямо в глаза. Из личного опыта могу заявить, что когда в очередной раз, удирая от маньяка, я появилась в тупике, что в большинстве случаев и бывал конечным пунктом моего нахождении во сне, я рискнула повернуться к нему, взглянуть в глаза и задала вопрос: «Мужик, ну чего тебе от меня нужно? Что ты за мной гоняешься постоянно?», он растерялся и сообщил: «Да я и сам не знаю…», помялся на месте, неуверенно опустил топор и отправился в противоположную сторону.

Игорь Матюгин: Подобная техника работы со снами-кошмарами стала называться «сенойской» по заглавию племени, живущего в Малайзии. Она стала известной в Европе с 1976 года. Для этого племени характерно ровное доброе настроение всех его участников, полное отсутствие душевных заболеваний, психозов, неврозов и огромное внимание, которое уделяется снам. Каждое утро дети-сенои были обязаны говорить родителям собственные сны, а те, со своей стороны, давали детям рекомендации, как правильно вести себя в снах. Попадаешь в пропасть – испытай долететь до конца, понемногу притормаживая. Встретил чудовище – ни за что не отступай. Кто-то либо что-то соблазняет тебя – не дрейфь, поддайся соблазну.

Метки: ,

Короткий URL: http://ednu.kiev.ua/?p=2075

Добавил: Дата: Мар 16 2015. Рубрика: Материнство. Вы можете перейти к обсуждениям записи RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить ответ. Pinging в настоящее время не допускается.

Добавить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите человечка с поднятой рукой:

Другие ссылки

    Поиск по архиву

    Поиск по дате
    Поиск по рубрикам
    Поиск с Google
    Яндекс.Метрика Работа и Хобби для Милых Женщин! Хочу Всё Знать. Полезные Советы

    Женский журнал

    © 2015. Все права защищены